sparkmann (sparkmann) wrote,
sparkmann
sparkmann

Владимир ЕРМОЛИН: Сон в поезде смерти

Россия шаг за шагом подбирается к реальной войне. Ни с кем иным, а определенно с США... А что же мы, так сказать, обыватели? Мы все видим и слышим. Но считаем — не наше дело. Словно война когда-то разбирала, чье она дело — военного или гражданского.

Мы дремлем в поезде смерти. Мы даже кроссворд можем разгадывать за мгновение до объявленной катастрофы. Мы будем слушать записных дураков и подлецов, оккупировавших ток-шоу на всех телеканалах РФ, будем материть амеров, но хоть немного включить фантазию и увидеть себя и мир через мгновение после смерти — нет. Это нам не по силам. В роковом ходе истории мы были и есть статисты. Будем апатично мчать до рокового исхода плечо к плечу, чтобы даже не успеть квакнуть напоследок...




По радио электрички ровный голос объявил: «Спецгруппа МВД, срочно прибыть в головной вагон». Пассажиры вокруг меня продолжали сонно покачиваться в несущейся на всех парах электричке «Александров — Москва».

Я лишь приоткрыл глаза, когда услышал топот подкованных ботинок. Мимо пронеслись фигуры с автоматами и в бронежилетах. Последней неохотным шагом прошла овчарка, которую таранил за поводок проводник. Видимо, не прониклась драматизмом события.

Так и приехали в Москву, не узнав, что там такое стряслось в головном-то. И, судя по тому, как молча и неспешно народ тянулся к выходу, никого это и не интересовало.

"Если опустить глубокие рассуждения о характере русского (российского) человека, то ключевым останется — апатия. Ты можешь изменить ситуацию? От тебя что-то зависит? Нет? Ну, и сиди. Глядишь, обойдется.

Уверен, если бы объявили, что «спецгруппе приготовиться к штурму кабины машиниста» или выкликали бы «саперов ФСБ», а то и спрашивали, есть ли среди пассажиров специалисты быстрого торможения, реакция была бы примерно та же.

Если опустить глубокие рассуждения о характере русского (российского) человека, то ключевым останется — апатия. Ты можешь изменить ситуацию? От тебя что-то зависит? Нет? Ну, и сиди. Глядишь, обойдется. Подумать, в такой позиции есть что-то симпатичное — не паникует народ, принимает судьбу как есть. А вот другой ракурс — апатия коровьего стада, которое гонят на бойню.

Россия шаг за шагом подбирается к реальной войне. Ни с кем иным, а определенно с США. Уже принято решение в Вашингтоне — вести огонь силами авиации и морских ПВО по взлетным полосам сирийской армии. А у нас там уже С-300 клыки обнажили. Мы там законно — нас правительство позвало. Значит, и бить по американским летчикам будем тоже законно. Нюансы никому не интересны. Но с первой же кровью американцев события обретут необратимый характер. Военные с обеих сторон ждут этого момента с дрожью борзых, готовых порвать сворку. А что же мы, так сказать, обыватели? Мы все видим и слышим. Но считаем — не наше дело. Словно война когда-то разбирала, чье она дело — военного или гражданского.

Мы дремлем в поезде смерти. Мы даже кроссворд можем разгадывать за мгновение до объявленной катастрофы. Мы будем слушать записных дураков и подлецов, оккупировавших ток-шоу на всех телеканалах РФ, будем материть амеров, но хоть немного включить фантазию и увидеть себя и мир через мгновение после смерти — нет. Это нам не по силам. В роковом ходе истории мы были и есть статисты. Будем апатично мчать до рокового исхода плечо к плечу, чтобы даже не успеть квакнуть напоследок.

Владимир Ермолин, Facebook

Via solvaigsamara в Сон в поезде смерти

Tags: Ермолин Владимир, Последствия путинского безумия, взаимоотношения, военная угроза, общество, психология, путинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments