sparkmann (sparkmann) wrote,
sparkmann
sparkmann

Categories:

Александр ЗЕЛИЧЕНКО: Браво, Сокуров!

Сокуров цинично требует от своего актера доброты, честности, человечности... И актер взрывается, раскрывая миру, насколько всё это противно его природе. В отличие от лицемерия, лжи и безжалостности. Пустые слова, в которые он сам не то, что не верит – не может сдержать смех, когда произносит их: о правосудии, праве, терроризме, защите граждан, свободе мнений – обнажают душу нового Молоха. Четыре минуты экранного времени – и мы видим, и весь мир видит: где мы живем, и кто распоряжается нашей судьбой.

Об этом в своем Livejournal пишет известный российский публицист, философ, психолог Александр Зеличенко.

«Признаться, первой моей реакцией на диалог Сокурова с Путиным был гнев. Разве так нужно говорить с таким собеседником и на такие темы? Как он может так унижаться! Какой пример! Вместо того, чтобы прямо в лицо, без дипломатии! Что, дескать, палач ты – Ваше Величество! Отпусти немедленно! А то хуже будет! А он – "сердечная просьба", да "умоляю", да "хочу поблагодарить"."Спасибо" да "Извините". Тьфу!.. К кому просьба? Кого умолять? Кого благодарить? Да еще туда же – не стыдно за сегодняшний кинематограф; и за советский стыдно не было; в этом наша русская гениальность и состоит. Понятно, что не стыдно, откуда стыду-то взяться! В общем, слов нет!..

Такой была первая реакция. Но ее быстро сменило восхищение. Какая великолепная режиссерская работа! Какой этюд! Так заставить раскрыться актера! Нет, прав был Тарковский – гений. Ну, не всё было ровно в творчестве. Ну, были и провалы. Вроде "Фауста". Но вот эта короткометражка точно войдет в историю кино.

Смотрите сами, как выстроена сцена. Увенчанный славою режиссер очень по-человечески просит всемогущего самодержца отпустить упрятанного на 20 (!) лет – это  вам не "двушечка", аппетит приходит во время еды – коллегу-режиссера. История, которая уже покрыла позором и страну в целом, и ее кинематографический цех в частности. Итак, Сокуров просит по-доброму, взывает к человеческому в своем актере. "Милосердие выше справедливости". В смысле, что 20 лет Сенцову – это справедливо, только не милосердно. Казалось бы, чистая фаустовщина, продажа души. Но с другой-то стороны – ложь во спасение. В оплату своей души режиссер просит не себе благ – просит спасти человека. Если бы не это, то сразу же можно было бы отказать в уважении... А тут задумаешься... Но режиссерский замысел простирается куда дальше, чем это бывает в аналогичных сделках с дьяволом. "По-русски, по-христиански". "Сложность политического момента". И даже подарить возможность партнеру уравнять точки зрения: "дело не в том, Александр Николаевич, что он как‑то думал иначе, чем МЫ С ВАМИ".

"Условия для "по-христиански" не созрели: пусть пока побудет в потной ладошке, пусть еще попросят, пусть что-то взамен дадут...

И всё это – с откровенной издевающейся насмешкой: что ты лепишь, фрайер, какой по-христиански, какое милосердие!.. Мы не за взгляды его – мы за НАМЕРЕНИЕ. За то, что могло БЫ быть. Если БЫ он был террористом. Всё как всегда: если БЫ мы не отжали Крым, его БЫ отжало НАТО. Если БЫ мы не грабили, они БЫ грабили. Если БЫ мы не убили, они БЫ убили...

И вот – главное достигнуто: партнер раскрылся. Не могу по-христиански. Пока суд мне не разрешит. Что – суд  привязан к моему левому мизинцу? Ну, пусть. Пусть могу. Могу, конечно. (Помнит, помнит наше всё, что помилование возможно по инициативе президента.) Но не хочу. Не хочу я по-христиански. И не буду я (в соответствии с требованиями роли царь говорит о себе во множественном числе – не будем мы) по-христитански. Условия для "по-христиански" не созрели: пусть пока побудет в потной ладошке, пусть еще попросят, пусть что-то взамен дадут...

И всё это – с откровенной издевающейся насмешкой: что ты лепишь, фрайер, какой по-христиански, какое милосердие!.. Мы не за взгляды его – мы за НАМЕРЕНИЕ. За то, что могло БЫ быть. Если БЫ он был террористом. Всё как всегда: если БЫ мы не отжали Крым, его БЫ отжало НАТО. Если БЫ мы не грабили, они БЫ грабили. Если БЫ мы не убили, они БЫ убили...

В Америке очередной скандал сегодня. Атака на Бертолуччи. Сорок с лишним лет назад в "Последнем танго в Париже", в сцене изнасилования, в сцене, которой в сценарии не было, он не предупредил заранее Марию Шнайдер о том, что именно собирается снимать. Бертолуччи объясняет это тем, что ему нужна была естественная реакция жертвы изнасилования: чтобы девятнадцатилетняя актриса действительно чувстовала себя изнасилованной. И он этого добился.

В сцене, которую поставил Сокуров, происходит нечто подобное. Только насилуют не юную девушку, а пожилого правителя. Насилуют добром. Сокуров цинично требует от своего актера доброты, честности, человечности... И актер взрывается, раскрывая миру, насколько всё это противно его природе. В отличие от лицемерия, лжи и безжалостности. Пустые слова, в которые он сам не то, что не верит – не может сдержать смех, когда произносит их: о правосудии, праве, терроризме, защите граждан, свободе мнений – обнажают душу нового Молоха. Четыре минуты экранного времени – и мы видим, и весь мир видит: где мы живем, и кто распоряжается нашей судьбой. Пятый фильм тетралогии про небожителей и их концы.

Браво, Сокуров! ...» Читать далее у russkiysvet в По-русски, по-христиански



Tags: Зеличенко Александр, Империя Зла, Мордор, Последствия путинского безумия, аналогии, видео про Путина, заложники режима, нарушения прав человека, путинизм, путинский террор, сравнение, узники режима
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments